30.12.2016

Полиция ООН - краткие итоги. Интервью Департамента ООН по миротворческим операциям.

Главная задача полицейских ООН заключается в содействии миростроительству в тех странах, где они находятся. Они выполняют задания, которые ставит перед ними Совет Безопасности. Полицейские-советники, эксперты ООН, живут не как военные – в бараках или казармах, а непосредственно среди мирного населения, поддерживая общение с местными жителями. О том, каким был уходящий год для полицейских ООН, Наргис Шекинская расспросила Дениса Тихомирова из Департамента ООН по миротворческим операциям.

ДТ: Год был действительно очень насыщенным, много произошло всего. В первую очередь, надо сказать, что мы совсем недавно выпустили большой доклад – весь Секретариат работал над этим докладом. Это доклад Генерального секретаря ООН по вопросам полиции. Этот доклад подвел определенную черту под тем, что мы делали за последние годы, включая и нынешний год.
Нынешний год был напряженным. Мы провели огромное мероприятие, огромное – не побоюсь этого слова. Впервые в истории ООН мы собрали вместе глав полицейских ведомств со всех стран мира. У нас было более ста десяти участников. Они приехали в Нью-Йорк, собрались в зале Генассамблеи и впервые обсудили вопросы полицейского миротворчества именно применительно к нашей тематике.
Как вы знаете, мероприятие было проведено на очень высоком уровне с участием и Генерального секретаря, и министров, и представителей полицейских ведомств.
Кроме того, в этом году у нас вышел очень большой и серьезный документ, над которым мы много работали. Впервые за многие годы, нас, что называется, оценили, нам выдали рекомендации. Это сделала специальная Комиссия высокого уровня, которая рассматривала работу именно полицейского компонента ооновского миротворчества. И это было такое ключевое для нас событие, потому что мы очень серьезно к этому готовились, и в этом документе для нас содержится очень много рекомендаций.
Это отразится на нашей работе в следующем году – как вы знаете, мы вступаем в следующий год с новым Генеральным секретарем. Естественно, те вещи, которые содержатся в этом документе, рекомендации, которые содержатся в отчете Генерального секретаря, они будут естественно, претворяться в жизнь.
НШ: А можно немного подробнее об этих рекомендациях? Что в них было особенного, о чем не говорили в предыдущие годы?
ДТ: Да, этот год был ключевым. Рекомендации, о которых вы меня спросили, очень важные. И действительно они впервые озвучены как в докладе Генерального секретаря, так и в отчете Независимой экспертной комиссии. В первую очередь, эти рекомендации связаны с нашей Глобальной доктриной полицейского миротворчества.
Мы смогли в этом году завершить этот основополагающий документ. Это, знаете, как Конституция. Теперь у нас, у полицейских миротворцев ООН, есть своя Конституция. И у нас есть четыре основных документа, которые эта Конституция предусматривает.
Мы смогли это процесс завершить, и в следующем году, как нам сказал Генеральный секретарь и члены Независимой комиссии, мы должны эти документы претворять в жизнь более активно. На основе этих документов мы будем разрабатывать дальнейшие рекомендации и учебные материалы, как для стран-поставщиков контингентов, так и для сотрудников миротворческих операций.
Кроме того, в этих рекомендациях уделяется большое внимание вопросу отбора и подготовки сотрудников, которые направляются в миротворческие миссии. В рекомендациях уделяется очень большое внимание защите гражданского персонала, включая категории наименее защищенных лиц, то есть женщин и детей. Все те рекомендации, которые содержатся в этих документах, мы обязательно будем претворять в жизнь в 2017 году, в частности мы будем продолжать работу по набору в наши миротворческие операции женщин.
НШ: В этом году часто упоминалась именно эта тема, и в интервью, и в докладах, звучала на разных конференциях. Вы как раз отвечали за тренинги для женщин. Как этот процесс происходит? Насколько уже можно говорить о каких-то результатах, потому что это уже несколько лет продолжается. Привлекли ли Вы больше женщин в состав полицейских?
ДТ: Действительно, мы очень активно в этом направлении работаем. Как при прошлом нашим полицейским советником, так и при этом мы уделяем огромное внимание этому вопросу с той точки зрения, что присутствие женщин-полицейских в миротворческих операциях крайне необходимо нам для работы с местным населением, беженцами, перемещенными лицами и другими группами незащищенных людей. В семи африканских странах мы провели такие курсы, но это не просто учебные курсы, они привели к тому, что выпускники (женщины), которые обучались на этих курсах, уже работают в миссиях. С полученными знаниями они поехали в разные миссии и применяют полученные знания по решению проблем защиты гражданского персонала на практике в миротворческих операциях, которые развернуты в Центральноафриканской Республике, в Демократической Республике Конго, в Мали и т.д. Мы сейчас смогли обучить и рекомендовать 358 женщин из числа выпускников курсов, более того, 218 женщин уже трудоустроили. Порядка 30 процентов женщин, которые работают в миссиях, это наши выпускники, которых мы обучили за последние три года. В этом году мы провели два успешных курса, один закончился две недели назад в Гвинее, до этого еще один был в Того. В следующем годы мы рассматриваем возможность расширения проведения этих курсов не только во франкоязычных странах, но и в англоязычных. Я рад сообщить, что недавно мы получили официальное уведомление от МВД России о том, что Россия тоже готова провести международный женский курс для африканских полицейских-миротворцев в мае-июне следующего года. Мы будем работать в этом направлении с российским правительством.
НШ: Сегодня есть россиянки, которые уже служат в составе миротворческих сил?
ДТ: В настоящий момент у нас шесть российских женщин-полицейских служат в миротворческих миссиях ООН, включая только женские контингенты, которые существуют сейчас в Кипре. Там три россиянки и ни одного россиянина.
НШ: Кстати, есть ли опыт только женских контингентов и насколько они эффективны? Есть какие-то показатели?
ДТ: Мне кажется, тут должен быть правильный баланс, равноправие. У нас есть определенная цель, которую перед нами Генеральный секретарь поставил еще в 2009 году – достичь того, чтобы 20 процентов полицейских миротворцев ООН были женщинами, мы к этой цели уверенно идем. Но я хочу сказать, что в отдельных случаях и в отдельных миссиях мы уже достигли 30 процентов и более. То есть если взять цифру по всем миссиям, то мы еще не достигли цели, но в некоторых миссиях мы превысили эту цифру.
НШ: А если в целом – как далеко мы находимся?
ДТ: Общее число женщин-полицейских – где-то 11 процентов, но с учетом того, что у нас есть подразделения полицейских «в форме» и эксперты, то среди экспертов мы уже достигли 20 процентов. С полицейскими подразделениями гораздо сложнее, здесь еще есть, над чем работать, и вряд ли в ближайший год мы достигнем этой цифры. Но по женским специализированным командам, по экспертам мы должны достичь 20 процентов.
НШ: А другие страны нашего региона участвуют в этой программе?
ДТ: Мы в настоящий момент программу по обучению женщин-полицейских ограничили только Африканским континентом и франкоязычными странами. Но в 2017 году мы обязательно будем расширять эту программу. И я знаю, что другие страны, помимо России, тоже демонстрировали заинтересованность в этой программе. Проблема в том, что мы можем развернуть эту программу только в тех странах, которые готовы нам представить как минимум 50 женщин-полицейских. Как вы понимаете, это достаточно проблематично. Но мы будем в этом направлении работать, мы будем это продвигать обязательно.
Я хотел бы остановиться на полевых операциях и поговорить не только о том, что у нас здесь происходит в штаб-квартире. Традиционно миротворчество связано с определенным риском, с определенными чрезвычайными ситуациями. В октябре этого года мы пережили ураган в Гаити. Наши полицейские вместе с военным компонентом миссии, вместе с гражданским персоналом МООНСГ содействовали ликвидации последствий этого стихийного бедствия. Очень много людей пострадали. Тем не менее, слаженные действия всего миротворческого компонента ООН способствовали тому, что последствия были ликвидированы в короткие сроки.
Кроме того, наши две большие миссии, которые были развернуты на протяжении многих лет, – в Либерии и Кот-д'Ивуаре – они в этом году идут под закрытие. Мы сворачиваем наши операции там. Нам кажется, что в Либерии мы достигли определенного прогресса. Эта миссия существовала много лет, и 30 июня мы передали ответственность за полицейскую деятельность местным властям.
Источник Радио ООН